Глава 8. Защита интеллектуальных прав

Общие положения

Правовые нормы в отношении объектов интеллектуальной собственности означают существование следующего принципа.

Принцип правовой охраны - никто не имеет права использовать объект интеллектуальной собственности без разрешения правообладателя, поэтому любое неразрешенное использование объекта является нарушением закона, а лицо, допустившее такое использование, - нарушителем закона.

Этот простой принцип часто превратно понимается из-за дуализма интеллектуальной собственности, поскольку объект интеллектуальной собственности существует в виде нематериального объекта (изобретения, литературного произведения, произведения изобразительного искусства и т.д.) и материального объекта, в котором этот нематериальный объект воплощен (товар).

Принцип правовой охраны относится только к нематериальным объектам интеллектуальной собственности и не может относиться к материальному объекту, в котором воплощен объект интеллектуальной собственности. Например, покупатель книги имеет право использовать книгу, в которой воплощено литературное произведение, по ее основному предназначению, т.е. для чтения, изучения, цитирования, критики, полемики и т.д., но не имеет права использовать объект интеллектуальной собственности (литературное произведение), воплощенный в книге. Владелец книги не имеет права воспроизводить произведение (копировать), переводить его, публично исполнять, размещать в Интернете и т.д. Аналогичное положение справедливо и для иных объектов интеллектуальной собственности.

В соответствии с принципом исчерпания права на распространение владелец книги может продать ее иным лицам, подарить и даже выбросить. Например, после приобретения книги для ее дальнейшего распространения не требуется согласия правообладателя произведения, воплощенного в книге. Точно так же покупатель любого иного товара может использовать его по прямому предназначению (телевизор - для просмотра телепередач, плеер - для прослушивания музыки или просмотра фильмов, компьютер - для деловых или развлекательных целей, автомобиль - как транспортное средство и т.д.), а также продать его, подарить, выбросить. Копирование таких товаров, как правило, невозможно или требует больше средств, чем приобретение нового товара.

Таким образом, принцип правовой охраны относится только к объектам интеллектуальной собственности, но не имеет отношения к товарам, в которых эти объекты воплощены. Следовательно, любые товары, в которых воплощены объекты интеллектуальной собственности, могут свободно использоваться по их прямому предназначению, продаваться, обмениваться и т.д. Ради такого предназначения потребительские товары производятся и приобретаются.



Законодательство об интеллектуальной собственности содержит положения об ограничениях исключительного права, которые подробно рассматривались в данном издании. В соответствии с этими положениями потребители товаров, в которых воплощены объекты интеллектуальной собственности, в некоторых случаях и при некоторых условиях могут использовать и объекты интеллектуальной собственности.

Следовательно, не любое использование объектов интеллектуальной собственности без разрешения правообладателя является нарушением закона и не каждое лицо, использующее объекты интеллектуальной собственности, является нарушителем закона.

Таким образом, нужна осторожность при обвинениях тех или иных лиц в нарушении законодательства об интеллектуальной собственности. Безаппеляционность такого рода особенно характерна для средств массовой информации, распространяющих заказные статьи заинтересованных лиц и организаций.

В § 1.13 было рассмотрено неправомерное использование термина "пиратство" в отношении нарушения прав интеллектуальной собственности. Отмечалось, что очень часто нарушителей законодательства об интеллектуальной собственности называют пиратами, ворами, грабителями и проч., хотя таковыми они в действительности не являются. Если совершено хищение (безвозмездное завладение) имущества посредством кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, то уголовное законодательство называет таких лиц не ворами, грабителями, пиратами, вымогателями, шулерами и пр., а лицами, совершившими преступление. Таким образом, уголовное законодательство, как и гражданское, не признает терминов "вор", "пират", "грабитель", которые широко используются в средствах массовой информации и в обиходе.



Особенностью кражи, грабежа или разбоя является то, что правомерный владелец имущества или вещной собственности ее лишается. В отношении интеллектуальной собственности это не так, поскольку нарушители прав интеллектуальной собственности ничего не изымают у ее владельца и они не лишают его интеллектуальной собственности. Владелец остается правообладателем соответствующего объекта интеллектуальной собственности.

Нарушитель неправомерно использует неизъятый объект интеллектуальной собственности, воплощенный в товаре, иногда правомерно приобретенный.

Таким образом, нарушитель права интеллектуальной собственности не может считаться ни вором, ни грабителем, ни пиратом, поскольку он не лишает правообладателя ни принадлежащего ему объекта интеллектуальной собственности, ни исключительных прав на него. Другое дело, что нарушитель наносит ущерб правообладателю, и только суд может это установить.

Контрафактные товары

В отношении нарушений прав интеллектуальной собственности в большинстве стран используется термин "контрафактный" (от англ. counterfeit), имеющий множество близких значений: поддельный, подложный, фальсифицированный, фальшивый, фиктивный, дезориентирующий, вводящий в заблуждение и т.д. В ряде стран термин "контрафакция" применяют как синоним производства контрафактных товаров.

Контрафактный товар - это любой товар, произведенный без разрешения правообладателей объектов интеллектуальной собственности, воплощенных в этом товаре.

Существует множество видов контрафактных товаров, в которых неправомерно воплощены охраняемые:

- объекты авторского права или смежных прав;

- объекты патентного права;

- маркетинговые обозначения.

Контрафактные товары с воплощенными объектами авторского права или смежных прав относятся к очень широкому ассортименту товаров: книги, журнальные и газетные статьи, фильмы, фонограммы, компьютерные программы, базы данных и т.д. Товары этой категории легко копируются, причем цифровое копирование не ухудшает, а сохраняет качество оригинала. В цифровой среде такие товары легко распространяются, имеют низкую цену или вообще бесплатны. Принимаемые меры по сокращению рынка контрафактных товаров этой категории не дают результатов, на которые рассчитывают правообладатели и законные производители.

Контрафактные товары с воплощенными объектами патентного права не столь распространены и не столь заметны, как иные товары. Дело в том, что использовать объекты патентного права не так просто, как объекты авторского права или смежных прав. Например, для воплощения чужого изобретения в какой-либо товар его производитель должен провести трудоемкую и дорогостоящую работу до начала производства контрафактных товаров. Причем при реализации такого контрафактного товара производитель может не получить особых рыночных преимуществ, поскольку правообладатель может установить факт неправомерного использования, например своего изобретения, и привлечь нарушителя к судебной ответственности. Следует подчеркнуть, что обнаружить факт незаконного использования объектов патентного права оказывается иногда весьма сложно. Кроме того, число производителей контрафактных товаров данной категории невелико по сравнению с производителями контрафактных товаров иных категорий.

Контрафактные товары с маркетинговыми обозначениями являются очень распространенными. К ним относится продукция в основном легкой и пищевой промышленности и в гораздо меньшей степени продукция высокотехнологичных отраслей промышленности. Распространенность таких контрафактных товаров вызвана тем, что нанести маркетинговые обозначения на любую продукцию очень просто и это не требует значительных издержек. Контрафактные маркетинговые обозначения легко обнаруживаются, поэтому во многих случаях нарушения прав легко устанавливаются. Ввиду исключительной распространенности контрафактных товаров этой категории законодательство всех стран предусматривает жесткие меры к нарушителям, идущие еще от Парижской конвенции 1883 г.

Несмотря на широкое использование термина "контрафактный товар", в котором воплощены объекты интеллектуальной собственности, в Гражданском кодексе Российской Федерации он используется только в отношении товаров, на которые неправомерно нанесены охраняемые маркетинговые обозначения, - ст. 1515, 1519(3), 1537(1). В остальных случаях речь идет о контрафактных носителях, контрафактных экземплярах произведений, контрафактных объектах смежных прав - ст. 1252(4), 1302(1), 1312, хотя и в этих случаях должны пониматься товары, в которых воплощены соответствующие объекты.

В ст. 1252(4) Гражданского кодекса Российской Федерации признаются контрафактными товары, в которых воплощены объекты интеллектуальной собственности с нарушением исключительного права на эти объекты. Кроме того, контрафактными признаются такие же товары, находящиеся в гражданском обороте.

В соответствии со ст. 1299 и 1300 товары, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав, признают контрафактными, если в них:

1) удалены технические средства защиты, установленные правообладателем;

2) изменена или удалена информация об управлении правами.

К первой категории относятся товары с удаленной технической защитой, которая была установлена правообладателем. Существует много технических методов и устройств, позволяющих в некоторой мере защитить объект авторского права или смежных прав от несанкционированного использования. Однако такая защита не является абсолютной, поскольку во многих случаях ее можно убрать, снять, заблокировать, обойти. В соответствии с Договором ВОИС по авторскому праву и Договором ВОИС по исполнениям и фонограммам удаление средств технической защиты с охраняемых объектов признается нарушением закона. Проблема охраны технических средств защиты рассматривается в § 8.3.

Ко второй категории относятся товары с измененной или удаленной информацией об управлении правами. Как отмечалось в § 2.8 и 3.4, правообладатель для оповещения о своих правах может использовать конвенционные знаки охраны и иную информацию, размещая ее на товарах, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав. Новые международные нормы позволяют правообладателю размещать на товарах любую информацию по управлению правами для оповещения о своих правах на объект авторского права или смежных прав и об условиях его использования.

Технические средства защиты

Остановимся на вопросе, которому часто не уделяют достаточного внимания. Дело в том, что далеко не всегда можно использовать любой объект интеллектуальной собственности. Существует множество случаев, когда объект интеллектуальной собственности вообще невозможно использовать каким-либо способом. Кроме того, есть специальные методы и способы защиты объектов интеллектуальной собственности и товаров, в которых они воплощены. Прежде всего это относится к объектам авторского права и смежных прав, которые в большинстве случаев легко поддаются копированию, а в цифровой форме и клонированию. Для осложнения противоправного использования таких объектов созданы специальные технологии.

Рассмотрим вновь контрафактные товары, в которых использованы объекты авторского права и смежных прав, объекты патентного права и маркетинговые обозначения.

Маркетинговые обозначения - наиболее незащищенный вид объектов. Их очень легко нанести на товары для получения кажущихся конкурентных преимуществ на рынке. Хотя известны методы изготовления маркетинговых обозначений, которые весьма сложно подделать, однако это не оказывает особого влияния на неправомерное использование маркетинговых обозначений для создания контрафактных товаров. Например, некоторые производители пытаются затруднить повторное использование своей оригинальной упаковки, применяя самые совершенные технологии. Это не только лазерные гравировки, но и особые составы стекол для алкогольной продукции, изменяющих цвет при вторичном использовании. Разработчики не хотят понимать, что повторное использование упаковки никогда не может быть массовым. В странах с переходной экономикой нет пунктов по приему бутылок фирм Smirnoff, Nemiroff, Absolut и проч. Даже если бы они и были, то это оказалось бы каплей в море иных контрафактных товаров в традиционной упаковке. Очень часто в престижной продукции самой высококачественной оказывается только упаковка, поскольку качество основной продукции имеет физико-химические пределы.

Подделка оригинальной продукции с использованием маркетинговых обозначений представляет собой очень массовое явление. Несмотря на принимаемые во всех странах мира меры по пресечению производства таких контрафактных товаров, ситуация не улучшается. В следующем параграфе рассматриваются экономические причины таких нарушений законодательства об интеллектуальной собственности. Сейчас же отметим, что такие нарушения не столь безобидны, и не только с экономической точки зрения. Маркетинговые обозначения в некотором отношении аналогичны имени человека. Нетрудно представить себе ситуацию, когда публикуется некоторый пасквиль под ложным псевдонимом, совпадающим с именем реальной и известной личности, с единственной целью - опорочить. Ущерб, который будет нанесен человеку, может быть очень велик. При неправомерном использовании маркетинговых обозначений не меньший ущерб наносится основному производителю, а также потребителям контрафактной продукции. Возможно, из всех нарушений прав интеллектуальной собственности неправомерное использование маркетинговых обозначений наиболее опасно не только производителям, но и каждому потребителю таких товаров, а также обществу и государству.

Объекты патентного права. Из таких объектов наименее защищены промышленные образцы, поскольку они не имеют конструктивных функций и легко копируются и используются.

Наиболее технически защищенными являются топологии интегральных микросхем. Несмотря на то что конкуренты анализируют методами реинжиниринга новые топологии, такие "исследования", как правило, слишком трудоемкие и дорогие. Несомненно, в случае военных и смежных высокотехнологичных производств реинжиниринг остается востребованным, как и традиционные методы получения секретной и закрытой информации конкурентов и противников.

Изобретения, как наиболее важный результат технического творчества, в большинстве случаев являются достаточно защищенными. Во многих случаях создатели изобретений не желают использовать патенты для охраны изобретений, будучи уверенными, что конкуренты не смогут понять суть изобретений. Секреты рецептур напитков, производимых фирмами Coca-Cola и Pepsi-Cola, не являются исключением. В очень многих высокотехнологичных отраслях существует множество незапатентованных изобретений, суть которых не может быть понята даже в условиях современных исследовательских центров. В некоторых случаях реинжиниринг таких изобретений может потребовать больше средств, чем необходимо для создания собственных изобретений.

Продолжает существовать миф о том, что патентная охрана предоставляется изобретателю за раскрытие сути изобретения обществу, однако действительность далека от этого мифа. Большинство заявителей стараются так составить описание изобретения и его формулу, чтобы никто не смог его повторить. Особенно это характерно для изобретений, которые созданы и используются самим производителем.

С другой стороны, патентуются изобретения, которые не воплощены в реальные товары даже самим разработчиком. Такое патентование служит для захвата перспективных направлений и "территорий". Подобные фиктивные изобретения, охраняемые "зонтичными патентами", вообще не могут быть использованы.

Несомненно, существует много запатентованных изобретений, которые в принципе могут быть использованы и повторены. Однако в большинстве случаев это относится к изобретениям невысокого уровня, в том числе к полезным моделям.

Таким образом, многие запатентованные изобретения в высокотехнологических направлениях являются достаточно технически защищенными. Причем данная тенденция естественной технической защиты только усиливается, поскольку большинство отраслей промышленного производства переходит к высоким технологиям.

Что касается селекционных достижений, то проблема заключается в приобретении соответствующих образцов растений и животных. Дальнейшее их использование и воспроизводство осуществляются традиционными методами, т.е. селекционные достижения биотехнологически защищены, но сами объекты не защищены от неправомерного использования.

Объекты авторского права и смежных прав. За исключением компьютерных программ, мультимедийных и в некоторой мере сетевых произведений, остальные объекты авторского права и смежных прав легко использовать почти любым способом. Компьютерные программы надежно защищены технически потому, что компилирование исходного текста программы в исполняемую форму является необратимым процессом. Следовательно, получить полный исходный текст компьютерной программы декомпилированием исполняемой формы невозможно. Поэтому существенные изменения компьютерной программы оказываются невозможными. Опытный программист с хакерскими наклонностями может внести изменения в программу в основном для того, чтобы избежать приобретения серийных номеров, для превращения демонстрационных программ в полнофункциональные и т.д.

Поскольку большинство объектов авторского права и смежных прав легко использовать, правообладатели применяют различные методы их технической защиты. Технические методы защиты имеют очень давнюю историю и существуют с тех пор, как объекты стали воплощаться в товары, т.е. с момента возникновения и развития полиграфической промышленности. Технические методы защиты объектов смежных прав появились в конце XX в., когда доступность методов записи звука и изображения стала представлять реальную угрозу интересам правообладателей.

С развитием техники, позволившей создавать новые виды и формы объектов авторского права и смежных прав, правообладатели изыскивали все более изощренные технические способы их защиты, чтобы не допустить несанкционированного использования. Однако если на первых этапах развития техническая защита осуществлялась автоматически из-за технических трудностей копирования объектов, то в последние годы копирование цифровых объектов стало настолько простым, что появление специальных методов технической защиты оказалось неизбежным. Другими словами, не надеясь на действенность правовых систем, правообладатели стремились технически защитить свои объекты от несанкционированного копирования и использования*(314).

Существует много технических методов и устройств, которые позволяют в некоторой мере защитить объекты от несанкционированного использования. Однако технические методы защиты не могут гарантировать ее надежности, поскольку любая защита может быть устранена, заблокирована, преодолена иными техническими средствами. Какая бы изощренная защита объектов авторского права или смежных прав ни использовалась, всегда существуют или будут созданы средства, которые позволят ее обойти. Едва ли такая своеобразная технологическая война когда-нибудь завершится.

Для снятия или обхода технической защиты не только предоставляются услуги по ее устранению, удалению, блокировке и т.д., но и выпускаются специальные противозащитные устройства.

Противозащитные устройства - это любые технические устройства или компьютерные программы, предназначенные для удаления любой технической защиты товаров, в которых воплощены объекты авторского права и смежных прав.

Осознание ненадежности технических методов защиты привело к тому, что правообладатели вновь обратились к правовой охране, предлагая поставить вне закона любые средства, позволяющие обходить технические методы защиты таких объектов.

Все это подтверждает положение, что право всегда отстает от технологии. Технические достижения всегда приводили и приводят к угрозе материальным интересам владельцев тех или иных объектов интеллектуальной собственности. Затронутые материальные права и интересы стимулировали возникновение и развитие правовых институтов для защиты таких интересов. Таким образом, технические достижения всегда стимулировали принятие новых норм права. Поэтому право интеллектуальной собственности всегда следовало с естественным опозданием за научно-техническими достижениями.

Впервые на международном уровне правовые нормы в отношении технических средств защиты объектов авторского права и смежных прав были сформулированы в ст. 11 Договора ВОИС по авторскому праву и в ст. 18 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. В соответствии с этими нормами страны обязаны предусмотреть соответствующую правовую охрану и эффективные средства правовой защиты от обхода существующих технических средств, используемых правообладателями в связи с осуществлением своих прав и ограничивающих действия в отношении их объектов авторского права или смежных прав, которые не разрешены правообладателями или не допускаются законом.

Следовательно, запрещены любые действия по устранению защиты объектов авторского права и смежных прав, изготовление и распространение противозащитных устройств, а также предложение или предоставление услуг, имеющих аналогичное действие. Условием запрета является то, что лицо, совершающее такое действие, знает или имеет достаточные основания знать, что такое устройство или услуги используются или будут использоваться для устранения технической защиты объектов авторского права и смежных прав.

Таким образом, международные нормы в отношении технических средств защиты означают, что товары, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав без разрешения правообладателя с помощью противозащитных устройств, средств и услуг, поставлены вне закона. Поскольку снятие защиты с товара, в котором воплощен объект авторского права или смежных прав, ведет к производству контрафактной продукции, такие действия и такая продукция подпадают под действующее гражданское или уголовное законодательство.

Предложенные нормы в отношении правовой охраны технических методов защиты объектов авторского права и смежных прав, несмотря на их многолетнюю проработку экспертами ВОИС, оказались не только недейственными, но и противоречащими иным положениям Договора ВОИС по авторскому праву и Договору ВОИС по исполнениям и фонограммам. Как уже отмечалось, основное противоречие этих договоров заключается в том, что охрана технической защиты объекта не позволяет его использовать, когда такое использование разрешено, например, трехуровневым критерием. Для разрешенного использования объектов авторского права или смежных прав необходимо снять защиту, что запрещено. Решения этого противоречия нет, в результате появились судебные дела, которые ставят под сомнение все существо "интернетовских договоров", административные функции которых выполняет ВОИС.

Первой попыткой уголовного преследования в рамках закона об авторском праве США 1998 г. (DMCA - Digital Millennium Copyright Act) было дело американской компании Adobe Systems против российской компании Elmasoft. Программист этой компании был арестован в США во время международной конференции, посвященной проблемам безопасности компьютерных систем. Эти действия властей вызвали настолько резкую реакцию программистов в США и за рубежом, что власти вынуждены были освободить программиста, а компания Adobe Systems отозвала свой иск. Однако Министерство юстиции США настояло на продолжении судебного разбирательства, поскольку это было первое уголовное дело в рамках DMCA. В декабре 2002 г. суд признал компанию Elmasoft невиновной в нарушении американского законодательства. Следует отметить, что программный продукт компании Elmasoft позволяет удалять техническую защиту с электронных книг в формате PDF, т.е. представляет собой компьютерное противозащитное устройство. Однако адвокаты компании Elmasoft сумели использовать противоречие между охраной технической защиты и разрешенными ограничениями авторского права и смежных прав для отдельных категорий общества.

Таким образом, некоторые положения договоров ВОИС, которые использованы в Законе об авторском праве США и других стран, оказались простой декларацией. Заявленная охрана техническим методам защиты объектов авторского права и смежных прав оказалась противоречивой и потому неэффективной. Поэтому проблемы цифровой формы в цифровой среде далеки от решения и правовую охрану технических средств защиты объектов авторского права и смежных прав не следует переоценивать.

Следует подчеркнуть, что в стремлении обеспечить техническую защиту своих объектов правообладатели часто сами оказываются нарушителями закона. Например, компания Sony BMG одно время на своих музыкальных дисках устанавливала компьютерную программу ХСР, предназначенную для защиты от копирования этих дисков. Особенностью такой защиты было то, что при попытке копирования диска программа ХСР изменяла настройки операционной системы пользователя и делала ее неработоспособной. По мнению экспертов, программа ХСР заражала операционную систему компьютерными вирусами. Возмущение покупателей продукции компании Sony BMG было столь велико, что последняя вынуждена была "выразить глубокое сожаление о любых неудобствах, причиненных потребителям" и пообещала исправить сложившуюся ситуацию. В результате компания отказалась от использования технической защиты программой ХСР и отозвала миллионы проданных музыкальных дисков с обменом их на диски без этой программы.

Это не единственный пример избыточной технической защиты, нарушающей права потребителей. Многие правообладатели используют недобросовестные методы технической защиты интеллектуальной собственности.


glava-9-struktura-sorevnovatelnoj-deyatelnosti-plovcov.html
glava-9-sushnost-processa-obucheniya-ego-zadachi-i-vnutrennyaya-struktura.html
    PR.RU™