ГЛАВА 8 ПРЕДМЕТНЫЙ ХАРАКТЕР ВОСПРИЯТИЯ  

ГЛАВА 8 ПРЕДМЕТНЫЙ ХАРАКТЕР ВОСПРИЯТИЯ

Феноменология предметности восприятия: объективирован­ность, чувство реальности, осмысленность, константность, поли­модальность • Понятие образа мира • Принципы системно-дея-тельностного анализа восприятия • Эмпирические исследования предметности восприятия • Инвертированное зрение • Адапта­ция к зрительным искажениям • Феномены структурного после­действия • Смещение изображения во времени • Псевдоскопи-ческое восприятие • Правило правдоподобия • Предметность восприятия и создание искусственных органов чувств • Исследо­вание «кожного зрения»

Предметность восприятия — это его самая общая и объемлю­щая характеристика. Она принципиально отличает два вида чув­ственных образов — ощущение и восприятие. Восприятие всегда предметно, ощущение — преимущественно нет. Это чрезвычайно важное отличие, поскольку когда мы говорим о восприятии, то всегда имеем в виду восприятие конкретного предмета или собы­тия. «Внепредметного» или «беспредметного» восприятия не бы­вает. Мы не видим и не слышим «нечто» вообще, мы видим и слышим всегда что-то реальное, конкретное, означенное, осмыс­ленное. Предметность восприятия обеспечивает нашему чувствен­ному познанию культурно-историческую преемственность, воз­можность приобщения к миру значений, смыслов, отношений.

Общепсихологическое понимание предметности

Восприятия

Мы никогда не воспринимаем хаотический набор ощущений. Мы воспринимаем определенные предметы. В этой связи А. Н.Ле­онтьев писал: «Мир не соткан из света, цвета, вибраций... тепла, холода... Он имеет еще свои характеристики и выступает... в этих свойствах... лишь в процессе познания этого мира и через эти модальности... т.е. не как комплексы ощущений, а как действи­тельность, передающая себя, говорящая о себе... на языке этих самых сенсорных модальностей» [68, 142].


Предметность восприятия— один из самых важных его фено­менов. Краткое определение этого свойства перцептивного образа заключается в отнесенности «всех, получаемых с помощью орга­нов чувств сведений о внешнем мире к самим предметам, а, на­пример, не к раздражаемым рецепторным поверхностям или струк­турам мозга, участвующим в обработке сенсорной информации» [18, 405-406\.

Предметный характер образа восприятия — это наиболее общая его характеристика, объединяющая все остальные перцептивные феномены. Подчеркивая особое значение данного перцептивного феномена и его отношение к человеку как субъекту деятельности, А. Н.Леонтьев писал: «Только работа зрительной системы в целом... зрительной системы человека, т.е. субъекта, и порождает предмет­ный пространственный образ объектов действительного, объемно­го, трехмерного и даже... четырехмерного мира, того реального мира, в котором живет человек, в котором он должен ориентиро­ваться и который управляет его... деятельностью» [68, 194\.



Проблемы предметности восприятия нашли свое детальное изучение в отечественной психологии как в теоретическом, так и эмпирическом аспектах [3; 25; 48; 67; 94]. Еще раз напомним, что, характеризуя предметный характер восприятия, исследователи отмечают прежде всего следующее1.

1. Объективированность или вынесенность объекта восприятия вовне обозначает то, что наши чувственные впечатления отнесе­ны ко внешней по отношению к нам действительности. Образ предмета находится не в нас: он всегда отнесен к пространствен­ному миру, — он находится в системе объективных координат этого мира.

2. Предметный образ сопровождается переживанием чувства реальности своего существования, существования объективно вне нас и независимо от нас.

3. Чувственный предметный образ всегда выступает как осмыс­ленный, отнесенный к определенному понятию, т.е. имеющий зна­чение. Значение образа — это то содержание, которое «находит себя в этом образе, через этот образ существует... даже существует в этом образе» [68, 198\.

4. Предметный образ обладает константностью, т.е. его чув­ственная представленность субъекту относительно постоянна при изменении условий его восприятия.

5. Перцептивный образ предмета характеризуется полимодаль­ностью, отражая единство его сенсорных качеств разной модаль­ности. Это характеристика его чувственной целостности.

При изучении психологии восприятия очень важно проводить различие между миром физическим и миром предметным, а по-



1 Основные характеристики предметного образа восприятия были даны в гл. 1.


нять это принципиальное различие нам мешает непосредственно чувственное переживание тождества предмета и его образа [74]. Логика наивного реализма подспудно приводит нас к неразличе­нию реального физического предмета и его образа, но не раз уже упомянутый нами ранее вопрос К. Коффки: «Почему мы воспри­нимаем предметы такими, какими мы их воспринимаем?» — зас­тавляет задуматься о нетождественности этих понятий. С одной стороны, многие качества окружающих нас предметов (мира фи­зического) недоступны чувственному восприятию, например фон электромагнитного излучения от компьютера. Но, с другой сто­роны, и самому детальному физико-химическому анализу недо­ступна специфика чувственного переживания улыбки Джаконды на картине Леонардо да Винчи, привлекательности любимого че­ловека или кажущейся нам недоброжелательности человека, до­ставившего нам ранее много неприятностей.

Понятие предметности восприятия, развиваемое в отечествен­ной психологии, предполагает, что особенности перцептивного образа субъекта соответствуют специфике той деятельности, в которую он включен. Важно подчеркнуть, что деятельностный подход в психологии восприятия исходит из предметности самого воспринимаемого мира, т.е. объективности составляющих его объектов и их отношений, мира, противостоящего субъекту в акте восприятия и не тождественного ему. Образ восприятия строится в соответствии со свойствами окружающего нас предметного мира, но этот образ является также результатом активного взаимодей­ствия субъекта с миром, взаимодействия, опосредствованного предметной деятельностью.

Из активного характера взаимодействия субъекта с предмет­ным миром следует, что построение предметного образа нераз­рывно связано с различными проявлениями прошлой, настоя­щей и будущей психической активности субъекта — его смысло­вой сферой, направленностью мотивации, спецификой целей, его установками, функциональным состоянием и целым рядом ин­дивидуально-психологических особенностей. Непонимание или недооценка этого приводит к тому, что объектом исследования психологов становятся «чистые ощущения» или изолированные процессы переработки информации.

Проблема предметности восприятия тесно связана с понятием образа мира, введенного А.Н.Леонтьевым. Он придавал ему осо­бое значение, поскольку считал, что «проблема восприятия должна быть поставлена и разрабатываться как проблема психологии об­раза мира» [67, 252]. Рассуждая о предметности восприятия, он подчеркивал, что кроме четырехмерного предметного мира (трех­мерное пространство и время) необходимо говорить о пятом квази­измерении, в котором нам презентируется объективный мир — это смысловое поле, или система значений, воспринимаемых объектов.


Введение этого понятия для психологии восприятия принципи­ально, так как мы воспринимаем предмет не только в его про­странственных координатах и изменяющимся во времени, но и в его значении. Смотря на что-либо или осязая что-то, мы воспри­нимаем не отдельные сенсорные признаки, а конкретный пред­мет.

Особенно важно отметить то, что истоки осмысленности или означенности предметного содержания образа следует искать не в нашем сознании, а вне его — в системе значений, усваиваемой каждым человеком в силу включенности его в различные виды общественной деятельности. Сама же эта система значений созда­на в ходе культурно-исторического развития человечества и отра­жает объективные закономерности познаваемого человеком пред­метного мира. «Значения, таким образом, несут в себе особую мерность. Это мерность внутрисистемных связей объективного пред­метного мира. Она и есть пятое квазиизмерение его\» [67, 254].

Подчеркнем, что это измерение, эта характеристика предмет­ного мира хотя и лежит вне нас, но имеет сугубо субъективную, т.е. образно-перцептивную форму. Из этого следует, что централь­ная проблема психологии восприятия состоит в том, чтобы по­нять: 1) как строится образ мира в процессе индивидуальной дея­тельности субъекта; 2) как функционирует образ мира, являясь познавательным средством его взаимодействия с объективно ре­альном миром. В этом смысле процесс восприятия как процесс построения образа мира — есть «вычерпывание» информации из объективной реальности, его результатом является предметный образ — «образ более адекватный или менее адекватный, более полный или менее полный... иногда даже ложный» [67, 255\. Про­блема построения образа мира — это проблема построения субъек­тивной модели объективной реальности (многомерной по своей сути) в сознании индивида.

Еще одна чрезвычайно важная идея А. Н.Леонтьева касается амодальности реального мира. Дело в том, что свойства предмет­ного мира проявляются во взаимодействии с органами чувств субъекта, и в этом смысле они (эти свойства) являются соотне­сенными с определенной модальностью и через это приобретают свой субъективный характер. Однако само по себе физическое свой­ство предмета, например гладкость поверхности, не является мо­дально специфическим, так как оно обнаруживается и в зрении (блескость или матовость), и в осязании (гладкость или шерохо­ватость), и даже в слухе, если твердым предметом провести по данной поверхности. Таким образом, одно и то же физическое свойство предмета по-разному отображается в модальных качествах образа восприятия, а это, в свою очередь, означает, что сенсор­ные свойства объекта жестко не связаны с его реальными объек­тивными свойствами. Иначе говоря, амодальная метрика реаль-


ного физического мира не соответствует однозначно метрике мо­дальностей субъективного мира. Их связывает лишь одно соответ­ствие — пятое квазиизмерение, или система значений. И в этом смысле образ мира в определенной степени также имеет амодаль-ный характер.

Чувственная структура образа мира полимодалъна. Осмыслен­ность значения образа предмета включает в себя взаимодействие различных модальностей: проводя пальцем по грязному стеклу, мы видим и матовую, и блестящую поверхности, осязаем глад­кость чистых участков и шероховатость грязных, чувствуем разни­цу их температур и легкий шорох от соприкосновения пальца с остатками краски. А.Н.Леонтьев приводил хороший пример воз­никновения полимодального предметного образа у новорожден­ных, ссылаясь на исследование Э. Аронсона и С. Розенблюма (1972). Дети специфическим образом реагировали на наклоняющуюся к ним и говорящую мать. Однако если звук голоса шел с одной стороны, а лицо матери находилось с другой стороны, то эта ре­акция отсутствовала. А. Н.Леонтьев, подчеркивал, что «образ мира возникает, когда свойства "завязываются узлом", с этого начи­нается развитие» [67, 259].

Подобная полимодальность перцептивного образа, комплимен­тарная предметному содержанию объекта, и позволяет говорить об относительной амодальности образа мира. Эта идея ярко пред­ставлена в одном из любимых примеров А.Н.Леонтьева: что чув­ствует военный хирург, ощупывая металлическим зондом пулю или осколок, находящийся в ране? Где локализуются его ощуще­ния? Между рукой и зондом? Нет, — отвечает А.Н.Леонтьев, — там, в ране, на участке соприкосновения кончика зонда и обсле­дуемого твердого предмета. Ощупывая этот предмет, определяя его размер, форму, глубину проникновения, хирург «видит» этот предмет даже без рентгена.

В концепции образа мира А. Н.Леонтьева важно понимание того, что предметное восприятие не порождается актуальным сенсор­ным воздействием, а происходит ровно наоборот: чувственная основа образа накладывается на существующий (и постоянно меняющийся) образ мира. «Иначе говоря... не восприятие полага­ет себя в предмете, а предмет — через деятельность — полагает себя в образе» [67, 260]. Восприятие и есть его полагание (презента­ция, отображение) для субъекта. Отсюда и выход за пределы толь­ко чувственной реальности. Приобретая осмысленность, означен-ность — сверхчувственность, предметный образ приобретает но­вое системное качество: «это переход через чувственность, за гра­ницы чувственности, через сенсорные модальности к амодально-му миру» [67, 260]. Придание значения воспринимаемому объекту позволяет выйти за границы индивидуального опыта самого субъек­та, расширить его, включая знания о предметном мире, истори-


чески накопленные человечеством. Продолжая эту же мысль о фор­мировании образа мира, А. Н.Леонтьев отмечал неразрывность всех познавательных психических процессов; знания, мышление вхо­дят в процесс формирования чувственного образа, присоединя­ясь к чувственной основе.

С.Д.Смирнов, продуктивно разрабатывавший проблему образа мира, очень точно подчеркивал важнейшую мысль А.Н.Леонтье­ва о первичности образа мира по отношению к текущим чувствен­ным образам: «Главный предрассудок, который необходимо пре­одолеть, чтобы пересмотреть всю проблематику познавательных процессов с новых позиций, — это предрассудок о существова­нии отдельного образа как единицы восприятия... из совокупности которых складывается наше представление о реальности». И далее совсем определенно: «Ориентирует не образ, а вклад этого образа в картину мира» [101, 154\.

Еще одну важную идею об интегративной функции образа мира разрабатывала Е. Ю.Артемьева. Она подчеркивала, что это понятие фактически описывает механизм накопления челове­ком чувственного опыта, являясь своего рода интегратором сле­дов его взаимодействия с объективной действительностью, фор­мирующим субъективную семантику мира воспринимаемых пред­метов [4].


glava-9-cvetovie-harakteristiki-intellekta.html
glava-9-dimyasheesya-ruzhe-eksperimentalnie-svidetelstva.html
    PR.RU™